21:59 

Современное искусство и птенцы чаек.

Sao Kim
Что может сказать нам нейробиология об абстрактном или полуабстрактном искусстве? Здесь большинство теорий либо ничего не могут сказать, либо призывают на помощь культуру, но я считаю, что это лишнее. Важный ключ к пониманию этих так называемых высших форм искусства появляется из неожиданного источника: из этологии, науки о поведении животных, и в особенности из работы нобелевского лауреата, биолога Николааса Тинбергена, который провёл исследование чаек в 1950-х годах.
Тинберген изучал серебристых чаек, обычных обитательниц английских и американских берегов. У матери-чайки есть заметное красное пятно на длинном жёлтом клюве. Птенец чайки, вскоре после того, как он вылупится из яйца, начинает просить еду, поклевывая красное пятно на клюве матери. Тогда мать выплёвывает наполовину переваренную пищу в открытый рот птенца. Тинберген задал себе очень простой вопрос: как птенец узнает свою маму? Почему он не просит еду у любого другого животного, находящегося поблизости?
Тинберген обнаружил, что для того, чтобы вызвать у птенца подобное поведение, не обязательно требуется мать-чайка. Когда он помахал клювом без тела перед птенцом, тот стал клевать красное пятно, с тем же энтузиазмом выпрашивая еду у человека. Это поведение птенца - то, что он спутал взрослого человека с матерью-чайкой, может показаться глупым, но на самом деле таким не является. Вспомните, что зрение развилось, чтобы находить предметы и реагировать на них (узнавать их, охотиться на них, есть их, ловить их, спариваться с ними) быстро и уверенно, совершая только необходимые усилия, сокращая их там, где необходимо свести к минимуму вычисления. Через миллионы лет накопленной эволюцией мудрости мозг птенца чайки знает, что как только он увидел длинную жёлтую штуку с красным пятном на конце, это означает, что на другом конце его мама. В конце концов, в природе птенец никогда не встретит свинью-мутанта с клювом или зловредного этолога, размахивающего фальшивым клювом. Так что мозг птенца не сталкивается с этим статистическим многословием природы, и уравнение «длинная штука с красным пятном = мама» встраивается в его мозг.
На самом деле Тинберген обнаружил, что даже сам клюв необязателен. Можно просто взять прямоугольный кусок картона с красной точкой на конце, и птенец будет просить еду точно так же. Это происходит потому, что зрительные механизмы в мозге птенца несовершенны; они устроены таким образом, что у них достаточно высокий уровень сигнала об обнаружении мамы, чтобы выжить и оставить потомство. Так что вы можете легко обмануть эти нейроны с помощью зрительного раздражителя, который приблизительно похож на оригинал (так же как ключ не должен абсолютно идеально подходить к дешёвому замку; он может быть ржавым или стёртым).
Но самое интересное ещё впереди. К своему удивлению Тинберген обнаружил, что, если он возьмёт очень длинную толстую палку с тремя красными полосами на конце, птенец сойдёт с ума и будет клевать гораздо более яростно, чем настоящий клюв. Ему больше нравится эта странная модель, которая почти не похожа на оригинал! Тинберген не говорит, почему это происходит, но птенец начинает вести себя, как будто он наткнулся на суперклюв (рисунок).

Почему это могло произойти? Мы не знаем «алфавит» зрительного восприятия ни у чаек, ни у людей. Очевидно, что нейроны в зрительных центрах мозга чаек не являются идеально работающими механизмами; они только настроены таким образом, что могут различать клювы и, следовательно, матерей, и этого вполне достаточно. Выживание – это единственное, о чем заботится эволюция. Нейрон может подчиняться закону «чем больше красного внутри, тем лучше», так что, если показать длинную тонкую палку с тремя полосами, клетке мозга она понравится даже больше!
В случае с чайкой палка с тремя полосами не похожа на преувеличенную версию настоящего клюва. Усиленная реакция на полосатый клюв может быть ненамеренной последовательностью клеток, а не применением какого-то закона [работы мозга] с очевидной функцией.
Нам нужно найти новое название для этого типа раздражителя, и я назвал бы его «ультранормальным» раздражителем. Реакцию на ультранормальный раздражитель (такой, как клюв с тремя полосками) нельзя предсказать, глядя на оригинал (клюв с одним пятном). Вы могли бы предсказать реакцию – по крайней мере, теоретически, если бы вы подробно представляли себе функциональную логику нервной сети в мозге птенца, которая быстро и эффективно определяет клюв среди других объектов. Вы могли бы тогда разработать модели, которые активируют эти нейроны ещё более эффективно, чем оригинальный раздражитель, так что мозг птенца сказал бы: «Ух ты! Какой классный клюв!» Или вы смогли бы найти ультранормальный раздражитель путём проб и ошибок, как это сделал Тинберген.
Это подводит нас к моему главному пункту о полуабстрактном или даже абстрактном искусстве, для которого до сих пор не было предложено ни одной адекватной теории. Представьте себе, что чайки бы устроили у себя художественную галерею. Они бы повесили на стене эту длинную тонкую палку с тремя полосами. Они бы назвали её Пикассо, поклонялись бы ей, носились бы с ней и платили бы за неё миллионы долларов, и все время удивлялись бы, почему их так заводит эта палка, даже несмотря на то, что (и это ключевой пункт) она не похожа ни на что в их мире. Я считаю, что именно это делают ценители искусства, когда смотрят на произведения абстрактного искусства или приобретают их; они ведут себя точно как птенцы чаек.
Путём проб и ошибок, интуиции и вдохновения такие художники, как Пикассо или Генри Мур, открыли то, что является аналогом палки с тремя полосами для человеческого мира. Они попали в изобразительные первоэлементы нашей грамматики восприятия и создали ультранормальные раздражители, которые активируют определённые зрительные нейроны в нашем мозге мощнее, чем реалистичные изображения. В этом суть абстрактного искусства. Это может звучать как очень упрощённый взгляд на искусство, но учтите, что я и не говорю, что в этом состоит все искусство, а только один из его важных компонентов.
В.Рамачандран. Мозг рассказывает.

URL
Комментарии
2016-07-13 в 23:56 

Айгер
दुर्गाध्वना दूराय दुरोणाय तारकाणाम्
Очень странно, что он пишет о том, что нет обоснования абстрактному искусству)
Даже я знаю о нем, хотя я не искусствовед)
Я готова с пеной у рта защищать Черный Квадрат Малевича и прочее "непонятное" искусство - оно прекрасно не менее, чем Леонардо да Винчи и Рафаэль, на самом деле, надо только немного озадачиться вопросом и поискать ответы - это невероятно увлекательно)

2016-07-14 в 00:07 

Sao Kim
некропост поднимаешь))))
а по поводу абстрактного искусства - ну, я его не понимаю, честно. мне кажется, что это всегда больше эпатаж, чем реальное стремление выразить свои чувства или донести до зрителя свое чувство прекрасного. но мне так-то и пикассо не нравится :gigi: что уж тут поделать)))

URL
2016-07-14 в 00:18 

Айгер
दुर्गाध्वना दूराय दुरोणाय तारकाणाम्
Sao Kim, да я только заметила пост, прости!) просто догадывалась, что ты до сих пор не любишь подобное искусство))
Вообще, ты знаешь, я тоже долгое время склонялась к мысли, что это скорее эпатаж ради эпатажа.
Но на самом деле это очень глубокое искусство... И это не потому что мы пытаемся найти смысл в том, где смысла нет. Не потому, что Черный Квадрат восхищает потому, что "нам сказали" восхищаться. Меня он ДЕЙСТВИТЕЛЬНО завораживает. Но сам по себе он не может завораживать - я это понимаю. Нужна база знаний, чтобы понять.

Можно сказать - мол, какое это искусство, если нужна база знаний? Мол, Моной Лизой можно восхищаться и без базы знаний. Но нет - покажи ты ее пещерному человеку, и он восхитится только потому, что раньше изображение человека не видел, а не тем, как тонко и мастерски она написана) у него просто нет базы знаний. Для понимания красоты нужны знания и опыт.
Такие дела.
В письменном виде это не пообсуждаешь, но можно как-нибудь при встрече обсудить :)

   

Сяо Ким

главная